История Могилевского областного театра кукол насчитывает четыре десятилетия. Сцена театра объединила имена известных режиссеров Алексея Лелявского, Олега Жюгжды, Вячеслава Корнева, Игоря Казакова. Репертуар театра составляют постановки для детей и взрослых, созданные по произведениям классиков и современной драматургии. 

О НАС ПИШУТ

КАРТИНКИ С ВЫСТАВКИ

Две реплики по следам XIX Международного театрального фестиваля стран СНГ и Балтии «Встречи в России».

Евгений Авраменко: Алексей, я предложил вам обсудить в блоге недавно прошедший (уже в 19-й раз!) фестиваль «Встречи в России» вот почему. Мы были приглашены в качестве «обсуждальщиков на труппе». Спасибо театру «Балтийский дом», что он сохраняет этот очень редкий в пространстве двух столиц формат. Мы подробно говорили почти о каждом спектакле, но надо ведь взглянуть и несколько со стороны.

Этот фестиваль, мне кажется, никогда не позиционировался как «смотр лучшего», «срез театральных тенденций». Какое там, если положение русскоязычных театров за рубежом многие годы можно было свести к фразе «спасибо, что живой». Но в этом году спектакли слишком уж разнились по художественному уровню. Немало откровенно слабых работ, хотя было и что-то любопытное; а бесспорная вершина, по-моему, одна — и это «Гамлет» Могилевского театра кукол в постановке его худрука Игоря Казакова.

Спектакль «опускает на землю» пьесу, ставшую квинтэссенцией трагедии (жанра, который предполагает как раз выход за земные пределы). Словно в пику исканиям Крэга, стремившегося воплотить на сцене то, что скрыто за материальной оболочкой (а точнее — стремившегося к бесплотности, призрачности), Казаков решает «Гамлета» очень телесно, зримо. В этом наполовину предметном и кукольном, наполовину живом мире разлита фарсовая, «низовая» стихия. Здесь выставляется плоть персонажей: Клавдий и Гамлет щеголяют тряпочными гениталиями, Полоний поворачивается к нам бутафорской задницей.

Этот «Гамлет», с одной стороны, удобен для массового восприятия. Принц датский, расчленяющий весь этот Эльсинор к чертовой матери бензопилой, — это круто. Но тем сильней сказываются в таких условиях игры проблески лирического, трагические вибрации. И постепенно убеждаешься: нарочито примитивная форма, избранная театром, не умаляет философской глубины шекспировского текста. Тонкие смыслы, опредметившись (тут куклы в помощь), обретают рельефность и резонируют с современным сознанием. И да, для меня этот «Гамлет» более событийный, чем спектакль МДТ, который сейчас у всех на устах…

По материалам сайта Петербургский театральный журнал